Дебаркадер в Среднеахтубинском районе разберут до последнего камня

Волгоградская академия физической культуры вновь объявила аукцион на снос остатков дебаркадера на хуторе Бобры, планируя таким образом поставить точку в истории, растянувшейся на полтора года.

Напомним, заброшенная гребная база Волгоградской академии физической культуры попала в поле зрения прессы весной прошлого года, когда академия решила снести дебаркадер. Однако это помешала сделать группа молодых людей, круглосуточно охранявшая судно и добившаяся того, что его попытались признать объектом культурного наследия. Однако в конце июня 2013 года дебаркадер полностью сгорел в результате умышленного поджога. Подозреваемых в этом преступлении до сих пор не нашли. При этом инициативная группа защитников сгоревшего дебаркадера, стоявшего на озере Денежном хутора Бобры в Среднеахтубинском районе Волгоградской области, заявляла, что намерена добиваться его восстановления. Однако и это начинание заглохло, практически не успев начаться.Как следует из документации, размещенной на сайте госзакупок, демонтаж бетонного понтона дебаркадера физкультурная академия оценила в 505 тысяч 196 рублей, при этом все работы по демонтажу должны быть закончены к ноябрю.

Ректор физкультурной академии Александр Шамардин пояснил, что решение о сносе дебаркадера было принято по причине его ветхости и невозможности дальнейшего использования.

«Когда-то там была гребная база, там был воспитан олимпийский чемпион Максим Опалев, многие мастера спорта, – пояснил господин Шамардин. – Затем начал строиться мост, воду откачали, и, естественно, там все обмелело. Дебаркадер обветшал и пришел в негодность. Нам он не нужен. Мы обратились с официальным запросом в министерство спорта, оттуда прислали своих представителей, которые осмотрели дебаркадер и сделали заключение о том, что он подлежит сносу. Меня удивляют появившиеся мнения о том, что это какой-то там памятник старины. Никакой это не памятник! Да и прогнил так, что никакое восстановление невозможно в принципе».

При этом, по словам господина Шамардина, академия регулярно платила арендную плату за фактически неиспользуемое имущество, а вскоре неизвестные лица подожгли дебаркадер, в результате чего огнем были полностью уничтожены деревянные конструкции объекта. При этом, по словам господина Шамардина, спустя год о судьбе дебаркадера вспомнили только лишь потому, что такой срок необходим для принятия решения о том, является ли строение объектом культурного наследия.

В региональном министерстве культуры уточнили, что в настоящее время ничто не мешает заказчику полностью демонтировать остатки дебаркадера.

«Да, действительно, дебаркадер на озере Денежном был вновь выявленным объектом культурного наследия, – пояснил Dom.v1.ru консультант отдела государственной охраны объектов культурного наследия регионального министерства культуры Александр Крылов. – После того, как было выдано положительное заключение по этому объекту, было рекомендовано включить дебаркадер в перечень объектов, подлежащих государственной охране. Эта процедура длится год. Однако во время этой процедуры объект полностью сгорел, в результате чего было принято решение об исключении дебаркадера из списков объектов культурного наследия в связи с его полной утратой».

Между тем активисты-защитники дебаркадера уже заявили, что намерены отстаивать даже сгоревший понтон.

«Мы не владеем информацией о том, что дебаркадер исключен из списка объектов культурного наследия, – прокомментировала одна из активисток движения в защиту дебаркадера Анастасия Костина. – Что же касается демонтажа понтона, то я думаю, что активисты будут подавать протесты в администрацию и другие органы, способные повлиять на ситуацию и помешать полному уничтожению дебаркадера».

Член президиума Российской ассоциации реставраторов Сергей Сена уверен, что в деле о сгоревшем дебаркадере слишком рано ставить окончательную точку.

«На мой взгляд, здесь все зависит исключительно от руководства физкультурной академии, – считает господин Сена. – Если бы дебаркадер был нужен руководству, хотя бы даже больше из-за престижа, то его могли бы восстановить. Безусловно, это был бы уже не объект культурного наследия, новодел, но есть примеры, когда подобные новоделы воссоздавали историческую среду. Один из наглядных примеров этого – так называемый 130-й квартал города Иркутска, где удалось воссоздать архитектуру конца 19 – начала 20 веков.

Еще один вопрос – понтон. Насколько я понимаю, он является неотъемлемой частью дебаркадера. На момент включения дебаркадера в список выявленных объектов культурного наследия он также находился на балансе академии. Следовательно, с юридической точки зрения, ответственность за его сохранение как объекта культурного наследия также лежит на академии.

К слову, верхнее строение дебаркадера можно было бы восстановить, вывести на Волгу или Воложку Куропатку, сделать там музей, ресторан, развлекательный центр. Одним словом, можно было бы найти достойное применение этому объекту.

И, наконец, самый главный вопрос: сейчас разберут понтон, мусор утилизируют. А что будет с землей? Интересно, суда, зарегистрированные в Российском речном регистре, считаются объектами недвижимости. Как только будет убран последний кусок бетона или металла от понтона, то объект недвижимости прекратит свое существование, с ним уже не будет связан участок земли.

Очевидно, что и поджог, и следующий за ним конкурс на разборку понтона – это борьба за землю во «вкусном» пойменном месте, недалеко от моста через Волгу. Это очевидно. Тем не менее я бы посоветовал найти защитникам дебаркадера неравнодушного толкового юриста, который бы помог им отстоять этот объект».

Архитекторы уверены, что сгоревшему дебаркадеру можно было бы найти достойное применение и не уничтожая его.

«Я помню, еще в молодости эти плавучие пристани при подходе к Сталинграду, – вспоминает архитектор Александр Буров. – У меня на родине, в деревне, стоял такой же причал. Хотелось бы, чтобы эти артефакты оставались у нас в истории. Их можно было бы использовать, к примеру, в качестве летних кафе. Сохранять памятник не просто ради памятника, а с функционалом, чтобы их увидели как можно больше людей. К слову, прошлым летом я плавал по озеру Денежному, видел, как обустроена та же тренировочная база. Честно признаться, мне стало грустно, и возникла мысль обратиться к тем, от кого зависит принятие решений, помочь в рамках своей профессии, сделать проект тренировочного центра, провести экспертизу, исследования. Наверное, подобные вещи в пойме строить можно, потому что рекреационная зона подразумевает размещение спортивных и туристических баз. Думается, можно было бы и дебаркадер туда интегрировать, сделать все это органично, а не так, как сделано».

Заместитель директора ЗАО «Институт «Волгоградгражданпроект» Александр Вязьмин уточнил, что территория близ озера Денежного всегда планировалась под застройку объектами спортивной инфраструктуры.

«На этой территории всегда проектировались спортивные объекты, так или иначе связанные с гребным спортом, – пояснил господин Вязьмин. – Вопрос только в том, каким образом это все должно было быть сделано – в виде дебаркадера или же какого-то другого более подходящего для этого сооружения. В свое время были сделаны проектные предложения по обустройству там гребной базы. Они остались где-то в архивах. Отмечу, что это должно быть достаточно сложное инженерное сооружение, потому что уровень воды в Денежном не постоянен и меняется в течение года. Поэтому и здания базы должны быть необычными – или поднятыми на сваи, с тем расчетом, чтобы можно было каким-то образом спуститься к воде, или же делать что-то на понтонах».

Источник: http://dom.v1.ru/text/daynews/844261.html