100-летний ветеран войны Николай Стаценко принял поздравления от депутатов

100-летнему ветерану войны, казаку Николаю Ивановичу Стоценко депутаты гордумы Светлана Винокурова и Юрий Дудник вручили Приветственный адрес и передали слуховой аппарат.

Николай Иванович Стоценко – ветеран финской и Великой Отечественной, активный казак, отметивший 9 февраля 2015 года свой 100-летний юбилей, приглашает в комнату. Среднего роста, с яркими, живыми глазами, излучающими озорной блеск, с пышными «казачьими» усами – совсем не выглядит столетним и  в опеке особо не нуждается. Во-первых, его большая семья – две дочери, четверо внуков и шесть правнуков – не оставляют деда без внимания. Во-вторых, Стоценко до сих пор участвует в местных казачьих сходах, станичники постоянно заходят в гости. «А в-третьих, я и сам еще управляюсь, поэтому помощники из социальных служб мне не нужны, – отказывается он предложения депутатов. – Всю свою жизнь я старался решать свои проблемы самостоятельно, никогда ни на кого не держал зла. Вел здоровый образ жизни. Наверное, поэтому и прожил столько…».

Стоценко-3

Николай Иванович достает из серванта, из-под стекла, послевоенную фотокарточку. Слева – красивая женщина в модном платье с нарядным накладным воротником, справа – он сам, в лихо сдвинутой на затылок фуражке, с подкрученными вверх усиками, в кителе с капитанскими погонами и наградной планкой, а между ними – две девчушки. «Это моя жена Нина и дочки Оля и Женя. Снимок сделан в 1955-м, на десятилетие Победы, – вспоминает Николай Иванович.

Стоценко-2

Победа… Как ее ждал, как стремился к обычной мирной жизни Николай Стоценко, переживший революцию и три войны.

– Гражданскую-то я плохо помню, маленький был. Помню только, всегда хотелось кушать. Голодно было у нас, в Новой Калитве, в Воронежской области. Да и в других местах тоже. Но несмотря на трудности родители отдали меня учится в школу. Мы с моим братом часто помогали большевикам – разносили по селу листовки, газеты. Активистами были. За это нас с ним первыми со всего села приняли в пионеры. У нас посреди села была изба-читальня. Она же была и клубом, по субботам там крутили кино. Так вот перед кино, народу набилось, а нам галстуки повязали. В школу мы шли такие гордые! – Николай Иванович улыбается, а его взгляд на несколько секунд останавливается в одной точке: наверное, перед глазами, как старая кинолента, снова прокрутилось его, главное мальчишеское событие 1925 года.

«Тогда быть грамотным означало быть богатым», – сказал Николай Иванович. После окончания семи классов его, 16-летнего направили на трехмесячные курсы учителей, а потом в соседнее село Ивановку, преподавать на занятиях по ликвидации безграмотности.

– Мало, кто умел читать, а, тем более, писать. Помню, иду на первое занятие в роли учителя к бывшему кулацкому дому, а сам боюсь. Как же это я, молодой казачок, буду учить старых казаков, которые сами меня учат житейскому уму-разуму? Но они были хорошими учениками, все хотели стать грамотными в советской стране.

Поэтому «ученого» Николая где-то через год направили учиться в город, в техникум. Когда призвали на войну с белофиннами, Стоценко был уже старшиной – на карточке 1939 года в петлицах на его форме четыре треугольника.

– Тогда у нас было два врага: тот, что с оружием в окопах напротив тебя, а другой, невидимый, вокруг тебя – мороз. Плюнешь, слюна тут же в лед превращалась, не успев долететь до земли. Снимешь рукавицу, до железки дотронешься – сразу обморожение. Как только винтовки и пушки стреляли – до сих пор не понимаю, – делится воспоминаниями Николай Иванович. – И когда Москву защищали, в 1941-м, тоже морозы были сильные. Я был в автомобильных войсках. Завести полуторку была большая проблема, которая решалась с помощью солдатской смекалки…

…Конечно, годы многие события стерли из памяти. Но первую бомбежку, под которую попал 24 июня 1941-го и 9 мая 1945-го Николай Иванович помнит хорошо. «Уже после ранения меня направили на высшие офицерские курсы при автомобильно-мотоциклетном училище, которое в конце войны дислоцировалось в Рязани. Пришли мы на занятия (9 мая 1945-го выпало на среду – авт.), началась лекция, и вдруг раздался сигнал «общий сбор». Побежали на плац, а там уже из включенного громкоговорителя Левитан говорит о капитуляции.

Любопытно, что капитан Стоценко, награжденный двумя орденами Великой Отечественной войны, орденом Красной Звезды и медалью «За боевую доблесть», волею судьбы и командования уже через месяц оказался в побежденном Берлине, и прослужил там больше двух лет инспектором при советской военной администрации. Потом служба продолжилась в Литве, на Урале…

– Когда демобилизовался, я уже был женат, дочки уже родились. Как-то мы с женой Ниной сидели вечером дома, читали свежую газету. И увидели фоторепортаж о гидростанции и строительстве молодого города Волжского. На фото была центральная аллея парка «Гидростроитель» – с фонтанами, красивыми скульптурами. Нина как увидела эту красоту, так сразу и сказала: «Раз нам все равно надо определяться, где жить после твоего увольнения в запас, давай поедем в этот город. Там и работу легко найти, и домов много строят, значит, квартиру можно быстро получить. А в этом парке будем гулять с дочками».

Так и приехала в Волжский семья Стоценко.  Трудился бывший фронтовик начальником водосбыта в «Водоканале», а на пенсию ушел почти в 80 лет из «Волгоградгидростроя». «Если бы предприятие не обанкротили, я бы еще поработал», – признался Николай Иванович.

Казак по духу и по крови, он до сих пор принимает участие в станичных сходах, а в день 9 мая вместе с товарищами идет к монументу воинам, погибшим в гражданскую и Великую Отечественную войнах. «Честно сказать, не думал тогда, что пройдя всю войну, останусь жив и, надеюсь, отмечу 70-летие Победы. Есть у меня еще интерес к жизни, есть ради кого жить», – Николай Иванович откладывает именную казачью саблю, с которой его попросили сфотографироваться, и показывает рукой на стены комнаты, на которых красуются стенгазеты с многочисленными фотокарточками: дед Николай с внуками и правнуками на даче, с казаками на сходе, в колонне на праздничном параде…

Информация предоставлена ВГД